ArabicChinese (Simplified)EnglishFrenchGermanItalianRussian
Нового вируса боятся все, но для людей из группы риска COVID-19 может быть смертельно опасен. О том, какие правила помогут избежать заражения для тех,... Онкобольная тема. Нужно ли сейчас откладывать операцию и химиотерапию?

Нового вируса боятся все, но для людей из группы риска COVID-19 может быть смертельно опасен. О том, какие правила помогут избежать заражения для тех, кто имеет онкологический диагноз, а также о том, как не перепутать рак с «короной», рассказывают врачи.

Можно ли принять за коронавирус обострение онкологии?

Врач рентгенодиагностического отделения НИИ клинической и экспериментальной радиологии Вероника Уткина:

– Вопреки распространённому мнению «фирменных» симптомов у COVID-19 нет. Кашель, лихорадка, синдром «матового стекла» на КТ-обследовании – это типичные признаки вирусной пневмонии, с которыми врачи-специалисты (вирусологи и рент­генологи) сталкиваются ежегодно.

За COVID-19 можно принять многие болезни, в том числе и обострение онкологии. Отличить одно от другого нередко не позволяют не только лабораторные анализы (изменения, характерные для вирусной пневмонии, часто возникают при осложнениях противоопухолевого лечения), но и рентгенологическое обследование. Уже всем известные эффекты «матового стекла» и «булыжной мостовой» могут быть проявлением, например, лекарственного альвеолита, который развивается на фоне приёма некоторых химио­терапевтических препаратов, а вирусная пневмония на рент­геновском снимке зачастую неотличима от метастаз в лёгких. В таких случаях необходимо проводить дополнительные исследования.

Одышка и затруднённое дыхание (ведущие симптомы коронавирусной инфекции) у онкологических больных могут быть следствием анемии – нехватки гемоглобина, который переносит кислород, и метастатического поражения лёгких.

Правда ли, что для раковых больных коронавирус – приговор?

Старший научный сотрудник, клинический микробиолог, онколог, специалист по лечению инфекций Злата Григорьевская:

– Уязвимость онкологических больных перед коронавирусом не так однозначна. Есть данные, что COVID-19 у них протекает тяжелее, чем у здоровых людей. Но пока нельзя точно сказать, способствует ли этому онкологический диагноз или то, что ему сопутствует (возраст, заболевания сердечно-сосудистой, дыхательной систем, ожирение, диабет и т. д.).

Реакция организма на вирус во многом зависит от состояния иммунной системы, которое у разных пациентов разное. Если человек прошёл курс лечения и находится в состоянии ремиссии (то есть фактически здоров), велик шанс, что он перенесёт болезнь легко или бессимп­томно. У людей, которые накануне или во время эпидемии были прооперированы, проходят курс лучевой и химиотерапии, организм серьёзно ослаблен (как самой опухолью, так и лечением), и вирус для них куда более опасен, поскольку риск инфицирования в этот период резко возрастает. Таким пациентам и людям, которые проживают вместе с ними, следует максимально огра­ничить общение с внешним миром и незамедлительно ­обращаться к врачу при любых отклонениях в самочувст­вии.

Если избежать коронавируса не удалось – курс лечения придётся прервать. Опыт подсказывает, что перерыв в 2–3 недели не влияет на течение заболевания и на его прогноз.

Нужно ли откладывать операцию и химиотерапию?

Заместитель директора НМИЦ им. Блохина Александр Петровский:

– Прогноз на выживаемость у онкопациентов во многом зависит от того, насколько своевременно они получат лечение. Откладывать операцию или химиотерапию на неопределённо долгий срок (а сколько продлится эпидемия, не знает никто) нежелательно – ведь риск тяжёлого течения онкологического заболевания для наших пациентов гораздо выше, чем вероятность заразиться новым вирусом.

Однако сейчас из равнозначных вариантов лечения врачи стараются выбирать наименее токсичный (риск осложнения химиотерапии повышает риск заболеть коронавирусом) и тот, который требует более редкого посещения клиники (одни препараты нужно вводить раз в неделю, другие – раз в месяц).

Это относится и к плановым операциям. Если есть возможность заменить операцию малотоксичным лечением, её откладывают. При быстропрогрессирующих видах рака (раке желудка, толстой кишки) промедление недопустимо.

Незамедлительно к врачу следует обращаться и тем, кому онкологический диагноз был поставлен накануне режима самоизоляции. Онкологи работают в штатном режиме. Решение об отсроченном начале лечения может принять только специалист, а не пациент и не участковый терапевт.

Как не заразиться в больнице?

Главный внештатный специалист-онколог Минздрава РФ, директор НМИЦ онкологии им. Блохина академик Иван Стилиди:

– У врача риск заразиться коронавирусом намного выше, чем у его пациентов. Чтобы обезопасить наших больных, одна половина медицинского персонала, задействованного в процессе лечения, две недели работает с повышенной нагрузкой, вторая половина находится дома на самоизоляции. Потом они меняются. Если кто-то из работающих заболел, то вместе с ним на карантин уходит только половина отделения, остальные продолжают лечить, рабочий процесс не останавливается. Так мы максимально защищаем наших пациентов от опасности заражения в клинике и исключаем ситуацию, когда все врачи заболели и работа парализована.

Кстати

Важно понимать, что, как и прежде, каждый онкобольной или человек, заподозривший у себя это заболевание, не брошен в Москве на произвол судьбы. Несмотря на эпидемию, врачи-онкологи работают в штатном режиме. Регулярно осуществляется приём граждан как в поликлиниках, так и в больницах, проводятся необходимые операции, делается химио- и радиотерапия. Каждый пациент получает помощь.

Источник

Нет комментариев

Оставте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *