ArabicChinese (Simplified)EnglishFrenchGermanItalianRussian
Рост устойчивости бактерий к антибиотикам – ещё один «подарок» пандемии. Мы заплатим большую цену за массовое применение этих препаратов, зачастую необоснованное. По данным американского... Осторожно: суперинфекции. Почему антибиотики бессильны против бактерий?

Рост устойчивости бактерий к антибиотикам – ещё один «подарок» пандемии. Мы заплатим большую цену за массовое применение этих препаратов, зачастую необоснованное.

По данным американского исследования, опубликованного в авторитетном медицинском журнале «Ланцет», 72% больных COVID-19 в США получали антибиотики даже при отсутст­вии показаний для их назначения. Соединённые Штаты – не исключение, многие страны за этот пандемийный год сильно увлекались антибиотиками. Следствие этого – рост устойчивости микроорганизмов к противобактериальным препаратам. Болезни, которые они будут вызывать, медики называют суперинфекциями.

Лекарства последней надежды

«Эта проблема стояла очень остро ещё до пандемии. Ситуация настолько тревожна, что устойчивость к антибиотикам ВОЗ относит к наиболее серьёзным угрозам для здоровья человечества, продовольственной безопасности и развития, – рассказывает д. м. н., профессор, член-корреспондент РАН и главный специалист Минздрава РФ по клинической микробиологии и антимикробной резистентности Роман Козлов. – Уже сейчас есть бактерии, в отношении которых эффективны только 1–2 препарата. Их часто называют «антибиотиками последней надежды». Но и к ним у микроорганизмов может выработаться резистентность (сопротивляемость). Чтобы не допустить этого, ВОЗ несколько лет назад предложила новую классификацию антимикробных препаратов для оптимизации их использования. Мы проводим большую работу среди врачей, обучая их таким подходам к лечению антибиотиками. Но ошибки в медицинской практике всё равно очень распространены. К сожалению, много их и в лечении COVID-19. Достаточно большой процент пациентов во всём мире принимает антибиотики якобы для профилактики бактериальных инфекций. Это в корне неверно. Добавьте сюда и тот факт, что люди сами прописывают себе эти препараты, хотя назначать их может только специалист».

Устойчивость микробов к антибиотикам обходится человечеству очень дорого. От инфекций, вызываемых устойчивыми бактериями, ежегодно погибают 700 тыс. человек – медицина в этих случаях бессильна. Эксперты ВОЗ ранее прогнозировали, что если ситуация не изменится к лучшему, то через 30 лет таких смертей будет уже 10 млн в год (примерно в 4 раза больше, чем сейчас от COVID-19). Но пандемия внесла коррективы в прогнозы. Страшная цифра,  10 млн, грозит нам значительно раньше, если ничего не предпринимать.

В ожидании бактериальной пневмонии

«Антибиотики (порой сразу по несколько препаратов) бездумно назначают при COVID-19. Но ведь поражение лёгких при этой инфекции не бактериальное, а вирусное, и такие лекарства совершенно точно не помогут, – объясняет главный пульмонолог Минздрава РФ по ЦФО, генсекретарь Российского научного медицинского общества терапевтов и заместитель начальника управле­ния науки МГМСУ им. ­Евдокимова Анд­рей Малявин. – Часто утверждают, что ­антибиотики при коронавирусной инфекции прописывают для того, чтобы не развилась бактериальная пневмония. Это безграмотно. Во-первых, такие осложнения бывают редко. А во-вторых, есть закон – не назначать антибиотики с профилактической целью, это препараты только для лечения. В результате из-за антибиотиков пациенты получали массу осложнений – псевдомембранозный колит (серьёзное заболевание толстого кишечника), поражение печени, нарушения ритма сердца. Ну и всё то же формирование устойчивых к антибиотикам бактерий.

Теперь мы ожидаем роста трудно поддающихся лечению бактериальных пневмоний. В 60% такое воспаление лёгких вызывают пневмококки, и смертность от него выше, чем от COVID-19 (1,5% среди молодых людей и больше 30% у тех, кто старше 65 лет).

Необходимо прекратить бесплатную раздачу антибиотиков всем пациентам с коронавирусной инфекцией. Это идёт во вред им. Такое лечение должен назначать врач лишь в случае, если установлен бактериальный характер пневмонии. Ещё важно включить в программу бесплатной вакцинации против пневмококковой инфекции всех без исключения пациентов, переболевших COVID-19. Пока в неё входят только люди старше 60 лет или имеющие хронические заболевания лёгких, сердечно-сосудистой системы, сахарный диабет и печёночную недостаточность».

Есть ли альтернатива антибиотикам

Ситуация усугубляется ещё и тем, что фармкомпании резко снизили инвестиции в разработку новых антибиотиков. Это им невыгодно. Создание нового препарата стоит до миллиарда долларов, а бактерии приобретают к нему устойчивость так быстро, что он не окупается. К тому же медики стараются держать новые препараты в резерве и назначать их только при лечении инфекций, вызванных устойчивыми бактериями. Такое редкое использование лекарств невыгодно производителям. ВОЗ бьёт тревогу по этому поводу. «Большинство фармацевтических компаний более не ведут исследования для получения нового антибиотика, что может иметь глобальные негативные последствия для здоровья человека и животных» – это цитата из официального документа организации.

Конечно, фармбизнес пытаются стимулировать на производство новых антибиотиков. «Например, в Англии в 2020 г. запустили особую модель оплаты этих препаратов с помощью авансовых платежей – это гарантирует неограниченные поставки антибиотиков в течение конкретного периода, – говорит Роман Козлов. – А в США недавно приняли прог­рамму господдержки для соз­дания антимикробных препаратов против особо опасных возбудителей болезней. Есть и другие модели, которые более выгодны компаниям».

На заре веков. Чем лечили инфекции до изобретения антибиотиков?

Проблему устойчивости бактерий к антибиотиками надо решать, реальной альтернативы им нет. Те же бактериофаги (вирусы, поражающие бактерий) не панацея – к ним также развивается устойчивость, причём иногда быстрее, чем к антибиотикам. Или, скажем, так называемые моноклональные антитела, на которые нередко делают ставку. Это самый модный сейчас класс препаратов. Сегодня их используют для лечения разных видов рака, снижения холестерина, ревматоидного артрита и даже COVID-19. В перспективе эти антитела хотят задействовать против золотистого стафилококка, синегнойной палочки и ряда других опасных и часто устойчивых к антибиотикам бактерий. Но тут свой минус – огромная стоимость, которая мешает широкому применению.

«Без инвестиций, прежде всего со стороны государств, мы не найдём выход из данной ситуации, – продолжает Козлов. – Их нужно вкладывать в создание новых препаратов и диагностикумов, позволяющих быстро и качественно выявлять устойчивость бактерий, в разработку вакцин и, конечно, в человеческий капитал. Это в первую очередь специалисты по медицинской микробиологии, которые в ближайшее время впервые появятся в России. Они будут крайне востребованы. Я уверен, что «армагеддона» и возврата в доантибиотическую эру не произойдёт, но нам всем вместе надо над этим работать».

Источник

Нет комментариев

Оставте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *