Пандемия усугубила многие проблемы. Так, и без того сложная ситуация с антимикробной резистентностью грозит сегодня стать катастрофической. Как утверждают медики, мы живём в постантибиотическую... Спасите антибиотики! Как сохранить их эффективность?

Пандемия усугубила многие проблемы. Так, и без того сложная ситуация с антимикробной резистентностью грозит сегодня стать катастрофической. Как утверждают медики, мы живём в постантибиотическую эру. Как выжить в этих условиях?

Наш эксперт – заслуженный деятель науки Российской Федерации, член-корреспондент РАН, д. м. н., профессор, главный внештатный специалист Минздрава России по клинической микробиологии и антимикробной резистентности, ректор ФГБОУ ВО «Смоленский государственный медицинский университет» Минздрава России, президент Межрегиональной ассоциации по клинической микробиологии и антимикробной химиотерапии (МАКМАХ) Роман Козлов.

Само слово «антибиотик» переводится как «против жизни». Но, конечно, эти лекарства проявляют агрессивность не против нас с вами, а борются с такой опасной формой жизни, как бактерии, по вине которых возникают опасные инфекции.

Отличники школы микробов

Около века назад сэр Александр Флеминг открыл пенициллин, чем совершил революцию в медицине. Раньше от воспаления лёгких погибал каждый восьмой молодой пациент и двое из троих пожилых. А пенициллин помогал выздоравливать 99% молодых и 73% людей старше 65 лет. Казалось, ещё немного, и про инфекции вообще можно будет забыть. Не тут-то было. Эффективность антибиотиков с каждым годом снижается, так как микробы научились развивать к ним устойчивость.

Только в России зарегистрировано свыше 200 антимикробных препаратов, преимущественно антибиотиков. Но, по существу, лечить пациентов от инфекций врачам уже сегодня зачастую бывает нечем. Ведь большинство микробов, пройдя суровую школу жизни, кое-чему научились. Причём если сначала они демонстрировали монорезистентность (нечувствительность лишь к одному препарату), то со временем стали устойчивыми к нескольким, а иногда и ко всем известным антибиотикам. Негативную роль в этом процессе сыграла в том числе и активная миграция населения: особо устойчивые микробы часто завозятся из-за рубежа. К тому же они постоянно эволюционируют: если в 50‑е гг. прошлого столетия правили бал грамположительные бактерии (стрептококки и стафилококки), то теперь превалируют грамотрицательные. «Хит-парад» наиболее злых микробов возглавляют ацинетобактер, синегнойная палочка, клебсиелла и другие энтеробактерии.

По словам главного внештатного специалиста по анестезиологии-реаниматологии ДЗМ, главного врача городской клинической больницы № 40 ДЗМ Дениса Проценко, в клинике, которой он руководит, «преобладают пять возбудителей, устойчивых к большинству антимикробных препаратов. За три месяца динамика распространения полирезистентных штаммов прогрессировала».

Сами виноваты

Как показал опрос ВЦИОМ, треть россиян по-прежнему продолжают считать, что антибиотики способны бороться с вирусами. Радует только то, что ещё 10 лет назад доля таких респондентов была на 20% больше.

Наша привычка лечить всё, что хоть сколько-то серьёзнее простуды, антибиотиками в коронавирусную эпоху, похоже, достигла апогея. Даже дома от новой коронавирусной инфекции лёгкой и средней тяжести люди лечатся комбинацией из 2–3 антимикробных препаратов. При этом большинству пациентов невдомёк, что любые вирусные заболевания (даже тяжёлые вирусные пневмонии) антибиотиками не лечатся в принципе. Их подключают только в случае присоединения бактериальной инфекции. И если у людей пожилых с ослабленным иммунитетом такая необходимость возникает достаточно часто (тем не менее оценить её должен только врач), то молодым и здоровым эти лекарства чаще всего не нужны (хотя исключения, конечно, имеются).

До добра не доведёт

Как рассказал профессор кафедры госпитальной терапии ФГАОУ ВО Первый МГМУ им. И. М. Сеченова Минздрава России, президент «Альянса клинических химиотерапевтов и микробиологов», доктор медицинских наук Сергей Яковлев, последствия самолечения антибиотиками бывают плачевными. Так, его пациент, 10‑месячный мальчик, у которого был выявлен пневмококк с множественной лекарственной устойчивостью, умер в больнице от полиорганной недостаточности на фоне возникшего сепсиса. Оказалось, за 10 месяцев жизни ребёнок трижды получал курс антибиотиков в связи с ОРВИ и острой диареей. На этом фоне у него выработалась резистентность ко всем разрешённым в педиатрии антибиотикам. Второй печальный пример – судьба госпитализированной с перитонитом прежде здоровой 48‑летней пациентки. У женщины выявили клебсиеллу, устойчивую ко всем антибиотикам. Все применяемые схемы лечения были неэффективны, и через 4 дня пациентка скончалась от сепсиса. Впоследствии выяснилось, что за последний год она дважды принимала антибиотики при лечении простуды.

На сегодняшний день от инфекций, вызванных устойчивыми к антимикробным препаратам возбудителями, погибает около 700 тыс. человек в год. И если ничего не предпринимать, то через 30 лет число погибших от инфекционных осложнений превысит количество умерших от других причин, достигнув 10 млн в год, а экономический ущерб превысит 100 ­трлн долл. Ведь развитие антимикробной резистентности существенно повышает не только риск смерти пациентов в острых ситуациях, но и стоимость лечения. Если раньше антибиотики, способные спасти больному жизнь, стоили копейки, то теперь курс некоторых из них (например, лечащих тяжёлые внутрибольничные инфекции) может обойтись не в одну сотню тысяч рублей!

Три золотых правила

Долгое время число антимикробных лекарств не росло, а неуклонно снижалось, но в последние годы эту тенденцию удалось переломить. В ближайшие 3–5 лет на рынок должно выйти около 15 принципиально новых антибиотиков, в том числе отечественных. Но только появлением новых лекарств положение не поправить. Чтобы предотвратить страшную ситуацию, когда люди будут рисковать погибнуть от ещё недавно безобидных инфекций, каждому из нас необходимо научиться рациональному использованию антибиотиков. А вот и правила.

Не использовать эти препараты при гриппе и простуде. Просто потому что это бессмысленно и вредно. Как правило, ОРВИ развиваются стремительно, с быстрым нарастанием температуры, и через 3–5 дней симптомы идут на спад. Бактериальные инфекции протекают более медленно. Но чтобы не гадать, чем вызвана болезнь – вирусами или бактериями, или не пропустить ОРВИ, осложнённую бактериальной инфекцией, лучше вызвать врача. Кстати, он учтёт риск лекарственных взаимодействий и поможет выбрать препарат с минимумом побочных эффектов.

Не принимать антибиотики наугад (и не пить те, что помогли в прошлый раз). До лечения надо сделать в лаборатории микробиологический анализ на выявление возбудителя инфекции, а затем проверить его чувствительность к антибиотикам. Так выбирается наиболее эффективный препарат. При угрозе жизни и здоровью больного врачи могут назначить антибиотик и эмпирически, но при выборе лекарства они опираются на эпидемиологические данные и клинические рекомендации, которые обычным пациентам неизвестны.

Доводить лечение до конца и самовольно не менять дозировку и режим приёма. Иначе лечение пройдёт вхолостую, заболевание может стать хроническим, а у микробов выработается устойчивость к антибиотику. К тому же несоблюдение режима приёма лекарства способно усилить риск побочных эффектов. Однако есть и исключение. Срочно прервать курс приёма антибиотика следует, если возникла аллергическая реакция (сыпь, зуд, диарея, крапивница и т. д.). При затруднении дыхания и угрозе анафилактического шока необходимо как можно скорее вызвать скорую.

Имеются противопоказания. Обязательно проконсультируйтесь с врачом

Источник

Нет комментариев

Оставте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *