ArabicChinese (Simplified)EnglishFrenchGermanItalianRussian
Диагноз «депрессия» сегодня, увы, больше напоминает гадание на кофейной гуще. Между тем наука уже готовит совершенно новый подход к диагностике этого психического расстройства, с которым в ковидную эпоху... Цвет настроения чёрный. Где и как наука ищет лекарства от депрессии

Диагноз «депрессия» сегодня, увы, больше напоминает гадание на кофейной гуще. Между тем наука уже готовит совершенно новый подход к диагностике этого психического расстройства, с которым в ковидную эпоху люди сталкиваются всё чаще.

Как происходит приём у психиатра? Обычно пациент рассказывает о своём состоянии и заполняет опросники, а врач, исходя из этого рассказа, тестов и собственных умозаключений, вычленяет симптомы (вроде ухудшения настроения, потери аппетита, снижения либидо) и определяет их тяжесть. То есть, по сути, врач ставит диагноз на основании субъективного рассказа и субъективных оценок.

Однако далеко не всегда при подобном подходе удаётся выявить психические расстройства. Так, биполярное расстройство легко перепутать с депрессией. При этом неправильный подбор лекарств может спровоцировать эпизод мании и ухудшить состояние. А ещё депрессию можно перепутать с непсихиатрическими болезнями вроде гипотиреоза (болезнь связана с щитовидной железой и лечится только гормонами): симптомы крайне похожи.

Но ведь любые иные болезни диагностируют иначе. Врач не только собирает анамнез, в его арсенале есть также результаты различных исследований и анализов. Рентген покажет, что кость сломана. Биопсия определит, злокачественная ли опухоль, а анализ крови на уровень глюкозы — диабет. Так почему с депрессией всё это не работает?

Неизученная болезнь

Всё дело в том, что симптомы депрессии и физиологические изменения, которые ей сопутствуют, современной науке известны, а причины возникновения — нет.

Гипотез немало. Одни медики видят чисто психологический корень проблемы. Мол, депрессия возникает из-за негативного опыта (например, потеря близкого человека) или из-за систематических когнитивных ошибок, делающих мышление негативным. Другие теории сосредоточены на возможных биологических причинах — и каждая из них предлагает своего претендента на роль биомаркера психического расстройства. Вот наиболее убедительные.

Химический дисбаланс

Нервная система состоит из узкоспециализированных клеток — нейронов. Когда нейрону нужно передать информацию другому нейрону или клетке с помощью химических сигналов, он использует молекулы-посредники — нейромедиаторы. Среди них есть дофамин, серотонин и норадреналин. Дофамин связан с мотивацией и чувством удовлетворения. Серотонин регулирует настроение. Оба они важны для нормального обучения, памяти, сна и даже двигательных функций. Норадреналин повышает бдительность и возбуждение. Он отвечает за способность концентрироваться. Согласно данной гипотезе, именно дефицит дофамина, серотонина, норадреналина вызывает депрессию. Но беда в том, что измерить их количество в живом мозге нельзя.

Гормоны стресса

Многие исследования связывают развитие депрессии с повышением концентрации «гормонов стресса»: кортизола, кортикотропина и кортикорелина. Если это так, то биомаркеры депрессии — концентрация гормонов стресса в моче, крови, слюне и спинномозговой жидкости.

Нейропластичность

Обычно депрессии сопутствует уменьшение нейрогенеза, то есть замедление создания новых нейронных связей в мозге. Лечение антидепрессантами же как раз увеличивает выживаемость нейронов и стимулирует нейрогенез. Неизвестно, где причина, а где следствие, но изменения в мозге можно поймать на молекулярном уровне. Соответственно, биомаркеры депрессии — концентрация нейротрофического фактора мозга и инсулиноподобного фактора роста-1 в крови.

Нейровоспаление

Цитокины — это молекулы, с помощью которых иммунная система запускает или подавляет воспаление в организме. Они важны для развития мозга, участвуют в нейрогенезе и способны влиять на поведение. Если провоспалительных цитокинов много, это вызывает нарушения сна и потерю аппетита, снижает удовольствие от жизни и настроение. Состояние знакомо нам по банальной простуде. Объясняется оно тем, что организм сохраняет энергию, чтобы направить ресурсы на борьбу с болезнью. Но если воспалительная реакция затянулась, воздействие цитокинов на организм становится хроническим — и, по-видимому, может незаметно повредить клетки мозга и привести к депрессии. Цитокины, на уровень которых в крови прежде всего стоит обратить внимание, — интерлейкин 1, интерлейкин 6, фактор некроза опухоли-α и С-реактивный белок.

Как работают антидепрессанты?

И где же правда?

Пока все теории депрессии остаются только теориями. Но уже сейчас понятно, что диагностировать её по одному из тех биомаркеров, которые они предлагают, не получится. Ни один из них не является в достаточной степени говорящим. Альтернативный подход в 2011 г. предложили американские исследователи. Они собрали панель из 33 иммуно-нейроэндокринных биомаркеров, которая измеряет множество биологических аномалий депрессии. Тестирование этой панели на тысяче пациентов прошло успешно.

Однако диагностику по биомаркерам усложняет тот факт, что одно и то же расстройство у разных пациентов может выглядеть по-разному. Один человек с депрессией не чувствует никакой радости от любимых занятий, его настроение на нуле. Другой, тоже с депрессией, не имеет классических симптомов вроде подавленности и апатии, зато жалуется на отсутствие аппетита и головные боли. Одинаковый ли набор биомаркеров сработает у них? Необязательно. При меланхолической депрессии, как в первом случае, часто увеличивается концентрация кортизола и других гормонов стресса. При соматической депрессии, как во втором, этого может вовсе не происходить.

Каждому — по лекарству

Учёные пытаются решить эти проблемы, например, определить подтипы депрессии и найти нейронные показатели для каждого. Нельзя просто сдать кровь и узнать, есть ли у человека депрессия. Но биомаркеры могут помочь подобрать правильное лечение для конкретного человека — и это технологии уже ближайшего будущего.

Например, группа исследователей в 2019 г. занималась вопросом пароксетина — довольно распространённого антидепрессанта. Были выделены определённые биомаркеры, показавшие, что при большом количестве цитокина (см. теорию 4) употребление пароксетина оправданно.

А учёные из Китая и США разработали искусственный интеллект, способный предсказывать эффективность лекарств на основе электроэнцефалографии. Изучая изменение мозговых волн, программа определяла людей, которым пойдёт на пользу лечение таким антидепрессантом, как сертралин.

И это уже не попытки отгадать по симптомам, сработает лекарство или нет. Данный подход может по-настоящему изменить психиатрическую практику.

Комментарий специалиста

Врач-психоэндокринолог Михаил Богомолов:

— Антидепрессанты убирают только симптомы. Они ослабляют депрессию, но не влияют на её причины и не излечивают. До их широкого применения в 1980-е гг. с этой болезнью боролись иначе. Так, согласно теории эмоций Джеймса — Ланге, каждой эмоции соответствует определённое состояние мышц. Для депрессий типично напряжение мышц лица, шеи, воротниковой зоны, а также мышц, участвующих в речи. Поэтому опытный врач может поставить диагноз «депрессия», просто глядя на лицо больного и слушая, как он говорит.

Согласно теории Джеймса — Ланге, связь между эмоциями и мышцами двусторонняя. Поэтому упражнения для мышц могут ослаблять депрессию. И наоборот, активация эмоций, угнетённых при депрессии, будет вызывать позитивные изменения в мимике, голосе и тонусе мышц. Врачи традиционно достигали этого через воздействие на зрение, слух и другие органы чувств.

Ещё в Древней Индии для таких больных в храмах делали залы с отделкой в жёлто-красных тонах. А сейчас есть специальные очки для цветотерапии, в которых те же цветовые тона используют для лечения депрессии. Поскольку депрессия активируется при недостатке солнечного света, то такие очки надевают с утра, ещё до восхода солнца. Таким образом для человека как бы удлиняется световой день. Для воздействия через слуховой анализатор используют мелодичную музыку с частотой меньше 60 ударов в минуту, реже пульса — это Вивальди, Моцарт. При тяжёлом погружении в депрессию, наоборот — с частотой больше 90 ударов в минуту. Но это не рок, а сочинения позднего Бетховена.

Помогает и ароматерапия. Крупнейший современный специалист в этой области профессор Джахон Азонов рекомендует при депрессии сильные ароматы розового масла, лаванды, ландыша.

Что касается упражнений для мышц, то простейшие приёмы — это улыбаться и делать мимические движения перед зеркалом. В ход идут и индуистские мудры — особые скрещения пальцев рук, используемые в йоге.

Источник

Нет комментариев

Оставте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *